Живопись    
Святослава Николаевича Рериха     

  1. Пейзаж, натюрморт
  2. Портрет
  3. Исторические, религиозные сюжеты
  4. Индия, бытовые сцены
  5. Разное

  

Разное 

Как в старые времена
1938

Странница
1947

Ожидание
1944

Куда идешь, брат мой
1934

Куда идешь, брат мой
1938

Девушка и лебедь

Олень и лани
1931

Влюблённые
1940-е

Лошади
1931

Через перевал
1938

Гирнар
1944

Сидящий лама на фоне гор
1931

Эскиз театрального костюма

Большая декоративная панель
1941

Бог войны, эскиз костюма
1923

Графическая работа по мотивам
восточных сказок, 1921-1922

 

Вспоминает Татьяна Ивановна Мурашкина  
— доцент Бауманского университета:

...Мне очень повезло. Я с детства жила в Индии: мой отец, Иван Михайлович Харченко, был дипломатом и проработал в этой сказочной стране более двадцати лет.

Со Святославом Николаевичем мои родители познакомились в 1954 году. Они были поражены, встретив художника, уже четверть века живущего в этой стране и настолько сохранившего свою “русскость” — он нес в себе лучшие черты истинного русского интеллигента. Уже при первом знакомстве стало ясно, что перед ними большой мыслитель. 

Я была десятилетней девочкой, когда впервые увидела Святослава Николаевича... Он пришел к нам в гости со своей женой, актрисой, первой леди индийского кино Девикой Рани. Они сидели в гостиной в креслах и беседовали о чем-то с моими родителями. Я хорошо помню свои ощущения: эта пара была ослепительно красивой, хотелось ими любоваться и — одновременно — было даже страшновато на них смотреть, как боишься смотреть на Солнце, чтобы не ослепнуть...

С тех пор представление о настоящей Красоте связано для меня с образом Святослава Николаевича. Он излучал “нечто” — чрезвычайно благодатное для окружающих. Даже глядя ему вслед, люди ощущали необычность этого человека. Я хорошо помню Святослава Николаевича на его собственных выставках — в Индии и у нас в России. Он всегда на них работал, два часа утром и еще два — вечером, общаясь с посетителями и обсуждая темы своих картин. Святослав Николаевич появлялся в залах — шел легкой упругой походкой — и к нему устремлялись люди... Его слушали необычайно внимательно, не отрывая глаз от него самого... Прекрасный облик автора так гармонировал с его картинами!

В своих рассказах он делал акцент на то, что вся Природа — живая, что мы живем в океане Сознания, что даже у простейших организмов есть не только инстинкт... Святослав Николаевич говорил, что мысль — это живая энергия, разлитая повсюду, каждый маленький живой организм несет в себе зачаток этой энергии. Он любил повторять: “Жизнь, как вы знаете, полна замечательной мудрости и чудес. Эта замечательная мудрость разлита во всем”.

Святослава Николаевича интересовал прежде всего человек — с его внутренними возможностями. Он рассказывал нам о некоторых людях Индии, об их удивительной способности совершать нечто, для нас в высшей степени поразительное и необъяснимое. “Ну назовите это чудесами, если вам так удобнее!” — улыбался Святослав Николаевич.

Он привлекал наше внимание к тому, что в природе существует много тайн, которые ждут своих исследователей.

Тут надо обязательно вспомнить, что все творчество Святослава Николаевича — это отображение глубоких философских мыслей Учения Живой Этики, носителями которого была семья Рерихов. Оно посвящено космической эволюции человечества. Цель жизни семьи Рерихов заключалась в передаче этого Учения всем нам...

Мы должны понять, что человека нельзя рассматривать отдельно от Земли и от Космоса. Мы отвечаем не только за свои поступки, но и за слова, и — прежде всего! — за свои мысли. Живая Этика или Агни Йога — это учение о Мысли. Человек должен понимать, что именно мысль — самая мощная энергия в мироздании, которой можно пользоваться по-разному — и созидать, и убивать. Без осознания этой важнейшей истины на данном эволюционном этапе человечество может погубить и себя, и свою планету. Эти идеи проходят через творчество всей семьи Рерихов. Их было четверо: родители — Николай Константинович, Елена Ивановна и сыновья — Юрий и Святослав. И каждый из них — гений...

Когда я думаю о Святославе Николаевиче, мое сердце просто трепещет... У него были очень выразительные глаза. Я в них видела всегда такую глубокую любовь и теплоту... что я просто ни с чем не могу это сравнить! Он был очень внимательным. Помню, как мы ездили с сестрой в Ленинград, чтобы посмотреть его картины (“Господом твоим”, “Триумф Евы”), которые были запрещены к показу у нас в Москве. Стояла холодная ленинградская зима, а нам было тепло от искренней заботы Святослава Николаевича, который непременно интересовался: “Теплая ли у Вас шубка?”, “Кушали ли Вы?” А за столом обязательно говорил жене: “Закажи мороженое для детей”, хотя “детям” было уже далеко за двадцать...

Он был сердечен и прост. И этим раскрепощал любого человека, с которым общался. Но это была великая простота, признак очень высокой духовности. Святослав Николаевич вовсе не был закован в какие-то аскетические нормы поведения. Он был очень остроумен и так заразительно смеялся! Во внешних проявлениях не было ни малейших признаков высокомерной загадочности. 

 

Конечно, дороги все воспоминания о нем. Но есть и особенно важные...  мы долгие годы ничего не знали о Живой Этике и воспринимали Святослава Николаевича просто как очень хорошего и близкого человека. С ним я всегда сравнивала других людей — он был для меня высшим критерием их оценки и, конечно, моего собственного поведения.

И только когда через много лет после нашего знакомства я наконец нашла и стала читать книги Живой Этики, погрузилась в высокую философию, в красоту этого учения, ощутив при этом огромную радость, только тогда я стала понимать, с каким Человеком свела меня жизнь!

Все это было “мое” — то, что будет со мной всегда, при любых обстоятельствах внешней жизни. И мне страстно хотелось выразить Святославу Николаевичу такое важное для меня чувство. Он в это время был в Индии, и я очень ждала очередного его приезда в Россию.

И вот наконец он в Москве! Мы идем в гостиницу “Советская”, где они с женой любили останавливаться, и внутри у меня все кипит от радости и волнения...

И Святослав Николаевич почувствовал это мое горение! Пока мои родители раздевались в прихожей, он быстро провел меня в гостиную (хотя всегда, по всем законам вежливости, сначала уделял внимание старшим), посадил за стол и посмотрел на меня с самым живым интересом... И когда я произнесла: “Святослав Николаевич, наконец-то! Мне попали в руки книги Вашей матушки, и я нашла там очень много ответов на свои внутренние вопросы!” При этих словах глаза у него загорелись, он крепко сжал мою руку и сказал: “Я рад, я очень рад! И теперь всегда, сколько бы Вы ни читали эти книги, Вы всегда будете находить там очень много полезного”. В тот момент Святослав Николаевич удивительно преобразился, хотя в обычном состоянии был человеком очень сдержанным. Тогда я поняла, как важно было ему услышать, что эти книги распространяются, читаются и усваиваются людьми.

И когда я стала читать эти книги, я сказала себе: “Боже мой! И это все написала матушка нашего Святослава Николаевича! А я-то думала, что она писала мемуары... А здесь — такая Высота, такая Мудрость и... Тайна! Кем же она была? И кто Те, которые послали им зов с Гималаев? И кто же Он? Такой близкий, простой в общении... Мы тут с ним чаи распиваем, а его семья и, следовательно, он сам имеет отношение к тайнам мироздания, к тому, что и сказать нельзя! Вот это да!” Но расспрашивать о сокровенных загадках этого, безусловно, Посвященного Человека я не то чтобы не смела — у меня даже не возникало подобного желания! Я хорошо понимала, что такие вопросы не задают — на них и не отвечают... Только читая эти книги, которые заставляют думать, ты можешь открывать тайну за тайной, и счастье — расшифровать их самостоятельно!

Святослав Николаевич Рерих — всемирно известный художник, занесенный во Франции в список Бессмертных. Прекрасно, если там смогли по-настоящему оценить его творчество... Хотя, как мне кажется, до подлинного признания и понимания его работ люди, в большинстве своем — и на Западе, и у нас в России, еще очень далеки...

Он был награжден правительственными наградами многих стран — как художник, мыслитель и общественный деятель, так много сделавший для сближения народов Земли... 

Святослав Николаевич не терял ни минуты — и написал за свою жизнь около четырех тысяч картин! И это при том, что он серьезно занимался орнитологией и минералогией, работал в институте “Урусвати”, возглавлял большое количество культурно-просветительских организаций, был педагогом — основал и патронировал школу Ауробиндо Гхоша... У него, как и у всей этой семьи, никогда не было выходных и отпусков.

Сейчас я попыталась рассказать о Святославе Николаевиче главное, поскольку понимаю, что передать весь масштаб, всю многогранность этой личности просто невозможно...

...Судьба преподнесла мне самый главный свой подарок — встречу с Рерихом. Именно он дал мне бесценный импульс — для творчества и осознания жизни. Благословенна память о нем!

По материалам журнала http://www.erfolg.ru 

 

 

 

Из книги П.Ф. Беликова
“Святослав Рерих. Жизнь и творчество”

В свои тридцать с небольшим лет младший член семьи Рерихов казался старше своего возраста, но отнюдь не по внешности, хотя и носил бороду. Приятные черты лица, высокий лоб, прямой, доброжелательный взгляд искрящихся глаз, быстрая походка, четкая и изящная жестикуляция — были скорее юношескими. В манере держаться сквозила свойственная молодости непосредственность, так что и «внутренне», по своему психологическому строю Святослав Рерих не выказывал признаков раннего старения. И вместе с тем сплав особой зрелости суждений, душевного равновесия и твердости, того, что определяется словами — житейский опыт и мудрость, — сильно выделял Святослава Николаевича среди его сверстников, едва переступивших порог тридцатилетия. В среде почтенных старцев он был принимаем за равного, а его присутствие в любом обществе само по себе исключало фамильярность, так же как ее исключает появление старшего по возрасту. При всем этом он оставался очень общительным человеком, остроумным, любящим шутку в обыденной беседе и всегда готовым к серьезному деловому разговору или к интимному обмену самыми сокровенными, задушевными мыслями.

Святослав Николаевич чувствовал себя одинаково свободно среди простых тружеников долины Кулу, которые запросто обращались к нему со своими заботами, и на деловых совещаниях или дипломатических раутах, где тщательно взвешивалось каждое слово и «случайная» реплика обладала тайным смыслом. Спокойно и уверенно чувствовал себя Святослав Николаевич и в полном одиночестве, нимало не тяготившем его. Находясь в Кулу, он поднимался с восходом солнца и обычно начинал день с прогулки по безлюдным горным склонам, подступавшим со всех сторон к дому Рерихов. Безмолвная беседа с Природой с глазу на глаз помогала углубиться в себя, ощутить неистребимость своего «я» как частицы извечной жизни в неразгаданном узоре Беспредельного. Святослав Николаевич очень ценил такие моменты и умел аккумулировать в себе их самоутверждающую силу. Этим, пожалуй, можно объяснить и его исключительную способность уходить в себя, сосредоточиваться среди шумной толпы или отгораживаться неприступной стеной отчуждения от несовместимых по человеческой сущности людей. Все это можно было наблюдать за ним, когда ему приходилось иметь дело с людскими массами на выставках, лекциях, собраниях, приемах.

С несовместимостью приходилось Святославу Николаевичу сталкиваться часто, и ее мерой бывали не расхождение во взглядах на какие-то отдельные явления жизни, не образовательный или общественный «цензы», а степень искренности и непредубежденности собеседника. Предвзятость фанатика, мелочность, двоедушие всегда наталкивались в сношениях со Святославом Николаевичем на леденящую стену невосприятия. Перед другими полностью раскрыться он был готов не просто как интересный, много видевший и много знающий собеседник, а как единомышленник в тех общечеловеческих делах, в которых необходимая соизмеримость действий не имеет ничего общего с беспринципным соглашательством. 


Встречи со Святославом Николаевичем навсегда запоминались тем, что в нем угадывался носитель какой-то большой Истины, какой-то жизненно необходимой идеи, соприкосновение с которой придает особую значимость каждому человеку. Даже мимолетное прикосновение к этой Истине оставляло неизгладимый след. Чувствовалось, что проблемы совершенствования человека, прогресс, преобразующая сила высокой человеческой мысли являлись для Святослава Николаевича не просто проблемами, а неотделимыми, присущими каждому его собеседнику реальными величинами, которыми измеряется сама человеческая сущность.

 

 

 

  Посмотреть видео о Николае Константиновиче Рерихе 

  Посмотреть  видео ролик  о Юрии Николаевиче Рерихе

  Посмотреть   видео  ролик   о   Елене  Ивановне  Рерих

 

  

 

      Картины Николая Рериха

 

 

     
  

 

 

На главную страницу сайта

 

 
























AGNI-YOGA TOPSITES Рейтинг@Mail.ru